azb1958 (azb1958) wrote,
azb1958
azb1958

Как это делалось в Сайгоне.

Мой нынешний проект происходит в Техасской провинции. Мало хорошего могу сказать про местных людей; в глухой Луизиане, Юте, Монтане и Сев. Дакоте было приятнее, не говоря про места более цивильные. А здесь - сплошные ковбои, реднеки, даже если они черные. Вполне дружелюбные и старательные, но уж до того убогие... И на этом фоне неожиданная радость: человек, с которым я работаю напрямую - очень симпатичный вьетнамец, большая умница.

В Штатах он с 75-го года, окончил здесь университет, и как ему удалось сохранить этот чудовищный акцент - не понимаю. Разбирать его речь стоит изрядных усилий. Понятно, что в своей техасской компании он - очень желтая ворона; уважать уважают, но и все.

Мы с ним быстро почувствовали взаимную симпатию, тем более, что настройка системы управления - дело нервное, но неторопливое, и оставляющее время для разговоров за жизнь. Взгляды на мир у нас оказались весьма близки, а по меркам всех окружающих - просто тождественны. Но это все предисловие. Сегодня я позвал его на ланч, и по дороге задал вопрос, занимавший меня уже некоторое время: как ему удалось в 75-м году перехать в Штаты ? Рассказ его растянулся часа на полтора, и стоит пересказа. Попробую передать от первого лица, что запомнил, с минимумом комментариев.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Коммунисты захватили Сайгон 30 апреля 1975 года. Я тогда учился на 3-м курсе университета. Моя семья была с Севера, но бежала оттуда раньше, когда коммунисты победили там. Мои родители помнили, как в 1955 году коммунисты пришли к власти, и всех интеллигентов отправили из города в лагеря. Поэтому я решил бежать за границу. Мы собрались втроем: старший брат, я и еще один брат, нам всем было больше 18 лет. Всего детей в семье было 6, но остальным было меньше 18, и их родители не отпустили, а нам мешать не стали. Мы сели в автобус и поехали в город на побережье (Rach Gia, цифра 1 на карте). Туда езды несколько часов, но война еще шла, и мы ехали почти неделю. Ночевали на земле, возле автобуса.

Когда попали в этот город, стали искать лодку. Мы хотели отплыть от берега подальше, в международные воды, чтобы нас подобрал какой-нибудь иностранный корабль. Там было много еще таких людей. Мы встретили капитана бывшей южной армии с семьей, и стали искать лодку вместе. Наконец мы договорились с хозяином одной лодки, он сам не водил, но у него был человек, который арендовал его лодку и согласился нас везти. К этому времени коммунисты уже были и в этом городе, и без разрешения уплыть было нельзя. Но мы сказали, что плывем на один остров (цифра "2"), он был довольно далеко, и нам дали разрешение. Мы надеялись там найти другую лодку и на ней уплыть. Наша лодка была маленькая, 16 футов длиной (надо будет у него уточнить: 16 футов - это 5 метров, длина трехместного "Тайменя", если мне память не изменяет), и нас поплыло 12 человек. Но когда мы приплыли, на остров нас не пустили, сказали, что пускают только тех, кто там постоянно проживает.



Да, а тут еще такое дело. Этот остров был уже напротив побережья Камбоджи. Там у власти были красные кхмеры, вьетнамцев они ненавидели и, если ловили, то пуль не тратили, а отрезали головы. Если бы не это, мы могли бы плыть в Таиланд вдоль побережья, это гораздо ближе и безопаснее. Но кхмеры это знали и ловили лодки по дороге. Даже на этот остров плыть было опасно. (Красная линия показывает примерно территориальные воды Кампучии.)

Пришлось плыть обратно. На обратном пути мы договорились с (капитаном ? мотористом ?) купить эту лодку, с тем, что хозяин лодки получит деньги, а он вывезет нас в нейтральные воды, и, когда корабль нас подберет, лодка останется ему. Мы приплыли обратно, но в город вверх по реке уже не пошли, а стали незаметно у устья реки. Днем сходили в город и купили сколько могли еды и солярки. В это время уже никого в море не выпускали. Но мы потушили все огни и поплыли ночью по компасу на один далекий остров (маленькая точка над цифрой 3), от которого было уже близко до нейтральных вод.

Когда рассвело, никакого острова мы не увидели, и вообще никакой земли. Мы поняли, что сбились с пути, но нам очень повезло, что море было абсолютно спокойное. Наша лодка выступала из воды вот на столько (он показал от силы 30-40 см). Потом мы увидели вдали корабли, и поплыли к ним. Мы махали и кричали, но они не останавливались. Мы видели и тайские рыболовные шхуны, но они, когда видели нас, сразу уходили. Только потом мы поняли, что у нас все еще висел флаг коммунистов, и никто не хотел с нами связываться.

Так мы плавали трое суток. Мы были молодые, нам было хорошо, мы даже купались в море. Потом у нас кончилась еда, и осталось мало солярки. Но обратно мы не хотели ни за что. Мы решили плыть вперед, надеясь доплыть до Тайланда или Малайзии. (Не так уж и далеко: всего-то километров 500 по открытому морю, без островов. А также без еды, спассредств и прочих ненужных мелочей.) Мы поплыли, и когда нам стало уже совсем плохо, мы остановились около тайской рыболовной шхуны. Мы объяснили, что у нас ничего нет (общего языка нет, жестами), и они дали нам еды. Когда мы передавали еду от них, у нас упал в море компас. Они это видели и сказали, что без компаса плыть нельзя, и взяли нас на свою шхуну, а нашу лодку на буксир. Их шхуна была гораздо больше нашей. Мы плавали с ними еще неделю, а потом они пошли в свой порт. Когда берег стал виден, они сказали, чтобы мы плыли сами. Мы сели в свою лодку и поплыли. Нас задержала береговая охрана и отправила на военно-морскую базу ("4"). Там мы увидели еще много таких же людей. Там мы жили еще 4 месяца. Нам дали где жить (палатки? тенты?), но еды не давали. Мы ели немного риса, который приносили местные жители, и было очень голодно.

Тот человек, который нас привез и заработал себе лодку, решил, что на этом можно заработать еще. Он вернулся обратно во Вьетнам, отвез в Сайгон письмо моим родителям, и они тоже решили ехать. Он набрал еще раз полную лодку людей и привез их к нам на базу. А когда он поехал третий раз, его поймали и дали 3.5 года тюрьмы. Потом он тоже уехал, сейчас живет в Калифорнии.

Нас жило на базе все больше и больше, и военные не знали, что с нами делать. Потом они объявили, что дадут солярки всем, кто готов уехать в Австралию. Многие так и уехали, но мы тогда еще ждали родителей. А потом наконец Америка и Европа стали пускать к себе, если в стране уже были хоть какие-нибудь родственники. У нас в Америке была двоюродная сестра отца, и так мы сюда попали. Американцы перевезли нас на свою военно-морскую базу возле Бангкока, там мы прожили еще пару месяцев, пока они нас проверяли, но наконец пустили.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Мы сидели с ним в Старбаксе, я уже давно доел купленные рядом суши, допил кофе, и только изредка уточнял у него какие-то детали. А он забыл про ланч и про свою восточную невозмутимость и все вспоминал и вспоминал какие-то подробности того путешествия...
Tags: Америка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments